Библиотека

В тени желтого дракона

Четыре тысячи лет назад, когда наши предки только начинали знакомиться с обработкой металла, на великих равнинах Восточной Азии между реками Хуанхэ и Янцзы уже существовала развитая цивилизация, созданная древними китайцами. Здесь действовала жесткая система государственного управления, порядок в которой поддерживался тысячами чиновников, здесь исполнялись законы, была создана совершенная система письменности и высокоразвитое земледелие. А начиная с 14 века до нашей эры каждый шаг правителей страны заносился в исторические хроники и летописные своды. Трудолюбие, любовь к порядку и счету, уважение к старшим и почитание предков были и остаются самыми выдающимися чертами китайского народа. Китайцы тщательно записывали свои мифы, герои которых удивительно похожи на правителей и императоров, а второстепенные божества и духи — сановников, военачальников, судей, чиновников и мелких служащих. Спустя несколько столетий эти мифологические персонажи стали рассматриваться как реальные исторические деятели, жившие в глубокой древности. Миф стал как бы частью истории великого народа.

Растущая вселенная

До начала времен в мире царил хаос, все было перемешано между собой и неразличимо. Поэтому китайское слово, которым обозначается сотворение мира, буквально переводится как «отделение». Наконец темное и светлое начала в мире — ян и инь  — разделились и образовали небо и землю, а между ними возник Пань-гу — первочеловек, с которым, как и многие народы мира, китайцы связывали вселенную. Мир возникал по мере роста Пань-гу, то есть не он творил мир, а части его тела становились частями вселенной или явлениями природы. С его вздохом рождался ветер и дождь, с выдохом — гром и молния, Пань-гу открывал глаза — и наступал день, закрывал — опускалась ночь. Локти, колени и голова гиганта превратились в пять священных горных вершин, обиталище богов, волосы — в деревья и травы, кровь стала реками, а жилы — дорогами. Рост Пань-гу, по китайским представлениям, составлял около 45 тысяч километров — как раз то расстояние, которое отделяло небо от земли. Пань-гу создал светила — солнце и луну и научил их появляться на небе в разное время, а не вместе, как это было поначалу.

Пань-Гу сотворение Мира 

Глиняные «жэнь»

В мире, созданном Пань-гу, со временем возникли два божества — брат и сетра Фу-си и Нюй-ва. Выглядели эти божества как полулюди-полудраконы, что свидетельствует об их глубокой древности и связи с силами природы. Фу-си и Нюй-ва — первые «культурные герои» китайской мифологии. Нюй-ва вылепила из глины первых «жэнь» — людей, установила брачные обряды, а когда еще непрочное небо стало рушиться, починила упавшую часть небосвода и остановила губительные разливы рек. Фу-си — изобретатель рыболовных сетей, гадания и многих других полезных для людей вещей. Он научил их рыболовству, охоте, приготовлению пищи на огне.

Громовник Лэй и дракон Лун

Из числа первых стихийных богов Китая — Лэй-гун, бог грома. Древние художники  изображали это существо в виде полудракона с крыльями летучей мыши и птичьим клювом, который таскает за собой связку барабанов, время от времени ударяя в них и производя страшный грохот. Лэй-гун находился в подчинении у Лун-вана — хозяина водной стихии, гигантского дракона длиной чуть-ли не в полкилометра. Лун-ван повелевал также молниями, ветрами и дождями. Оба эти божества причастны к мифу о Великом потопе, который был широко распространен в Китае в конце второго тысячелетия до нашей эры. В отличие от подобных мифов у шумеров, египтян и финикийцев, причиной потопа китайцы считали не наказание за грехи людей, а буйство стихийных сил, вырвавшихся на волю. Возникновение этого мифа связано с постоянными разливами великих китайских рек, губившими множество людей и причинявшими страшный вред хозяйству.

Ось мира

В китайское мифологии небо и землю связывало не мировое древо, а гигантская гора Куньлунь, расположенная на западе страны. И в наши дни это название носит горная система, относящаяся к Гималаям. Величественную гору венчал дворец, в котором находилась «нижняя столица» небесного владыки Шан-ди, или «нефритового императора, пребывающего на небе». В образе этого верховного божества ярко отразился национальный характер китайцев — Шан-ди был не владыкой стихий или подателем благ, а своего рода «верховным администратором», поддерживающим порядок на земле, но не вмешивающимся впрямую в дела земные. Подобно правителям Поднебесной империи, как называли Китай в те времена, Шан-ди издавал справедливые и разумные повеления, за исполнением которых следили другие божества.

Звездное небо судеб

Китайцы с глубокой древности наблюдали за движением небесных светил и накопили немало точных знаний о вселенной. В то же время они верили, что созвездия, звезды и планеты являются воплощениями богов, духов или местом их обитания. Так возникло представление о пяти звездных дворцах — срединном, западном, северном, южном и восточном. Большая Медведица, например, и населяющие ее духи считались ответственными за жизнь и смерть людей. Целые участки неба пребывали во власти сил зла — и за их состоянием с особым вниманием следили китайские придворные астрономы и астрологи, предсказывавшие по звездам будущее.

Владыки Запада и Востока

Мир земной для китайцев — это прежде всего горы и реки . Даже китайское слово, означающее «страна», состоит из двух иероглифов — цзян и шань, то есть «реки» и «горы». Горы находились на западе, а все крупные реки Китая текли на восток, где находился Великий океан. Поэтому божества, властвовавшие над западом и востоком, имели в китайской мифологии особое значение. Запад издревле считался страной смерти, чудовищ и злых духов, там находились владения древней богини Си-ван-му. В мифах, насчитывающих три тысячелетия, она похожа на человека, но имеет хвост горного барса и клыки тигра. Повелительница Запада ведала небесными карами, насылала болезни и эпидемии и жила в пещере за горными хребтами, куда ей приносили пищу три синие птицы. Но спустя десять веков Си-ван-му уже выглядит неземной красавицей, покровительницей всех женщин и властительницей хрустального города, в садах которого раз в 9 тысяч лет созревают персики бессмертия. Си-ван-му в этот период — воплощение женского начала Инь. Мужское начало — Ян — воплощает ее супруг и повелитель востока Дун-ван-гун. Это божество обитает в огромном дворце из камня. Первоначально Дун-ван-гуна представляли в виде существа огромного роста с птичьим лицом и хвостом тигра, но позднее его облик стал ближе к человеческому. Повелитель востока покровительствует бессмертным и занимает одно из первых мест среди верховных богов Китая. Ему всегда сопатствует журавль, символ долголетия, так же как Си-ван-му сопутствует заяц — символ плодовитости и любвеобилия.

У слияния трех рек

В первом тысячелетии нашей эры, когда Китай стал единой державой, начали сближаться, а порой и сливаться три основные религии, которые исповедовали жители разных частей страны, — буддизм, даосизм и конфуцианство. Часто в одном деревенском храме можно было увидеть изображение Будды, статуи древнего мудреца и создателя учения о справедливом и упорядоченном государстве Конфуция и философа Лао-цзы, основателя учения о Дао — незримой душе мира. Каждая из этих систем имела собственную мифологию и пантеон богов, и теперь все они, слившись, образовали сводный пантеон, который продолжал разрастаться за счет того, что в мифологические персонажи стали превращаться многие исторические деятели прошлого — полководцы, мудрецы, правители. Разобраться во всем этом многообразии богов, патриархов, духов и мифических существ было невероятно трудно. Боги группировались «по специальностям»: небесные божества под предводительством Юй-ди, божества природы и стихий, боги местности и городов, домов и общественных зданий, медицины, деторождения, а также тысячи демонов, духов, фей и оборотней.

Самый большой каменный Будда 

Кто присмотрит за людьми?

Самой большой популярностью среди китайского простонародья пользовались боги-покровители. Под их защитой и опекой человек увереннее смотрел в туманное будущее, как добрые наставники, поводыри и врачеватели они вели его сквозь житейские бури. Эти боги, чьи имена порой были известны жителям всего двух-трех деревень помогали роженицам, сторожили двери дома, очаг, постель и даже отхожее место, исцеляли от болезней и не допускали злых духов в семью, покровительствовали ремеслам и искусствам, торговле и земледелию. И над всей этой толпой помощников возвышались самые чтимые — боги счастья, долголетия и богатства.

Задолго до нашей эры возник даосский миф о восьми бессмертных гениях — покровителях различных искусств и особо почитаемых ремесел. Причем порой один и тот же гений мог заниматься вещами очень далекими одна от другой — например, литературой и парикмахерским ремеслом. Бессмертная «восьмерка» умела творить всевозможные чудеса и часто собиралась за пиршественным столом во дворце у Си-ван-му. На китайских народных картинах, которые заменяли простым людям иконы, часто можно было видеть патриарха Люй Дун-биня, покровителя литературы и парикмахерского мастерства.

Монеты в Китае имели в центре квадратное отверстие — их было удобнее хранить, нанизав на шелковый шнурок. Но шнурок не всегда помогал от воров и грабителей, поэтому и у монет было собственное божество-покровитель — Лю Хай. Его часто изображали играющим с трехлапой жабой — символом накопления богатств. Жабу эту Люхай поймал на крючок, использовав в качестве приманки одну из монет.

На помощь земледельцу приходили несколько богов — одни ведали севом, другие всходами, третьи — сбором и хранением урожая. Синеликий бог Мяо-ван, в частности, присматривал за тем, чтобы нежные всходы риса не повредила буря и вредители.

Сразу шесть богов были хранителями жилища, но главным из них считался бог очага Цзао-ван (в центре вверху). По обе стороны от него — мень-шени, хранители дверей, внизу слева — хранитель домового колодца, в центре — Ту-ди, бог участка, на котором построен дом, и наконец Цзы-гу — богиня отхожего места, иначе говоря — туалета.

Только богинь-врачевательниц насчитывалось больше полусотни. Одни из них предохраняли от ран и переломов костей, другие — от инфекционных заболеваний, в том числе оспы и кори, третьи — от злого колдовства. Тетушка Яньгуан няннян, чьи деревянные статуэтки часто ставили у изголовья детской постели, предохраняла малышей от глазных болезней.


Возможно, Вам также будут интересны статьи: